Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.

Не голод, а забота

Множество концепций правильного питания основаны на предположении, что наш организм — договороспособный партнер, прислушивающийся к аргументам разума. Кажется, если предложить ему логичные и честные взаимовыгодные условия, он согласится и перейдет на новый режим функционирования.
Например: «Я дам тебе все причитающееся, но один раз, а ты уж распредели как тебе надо, чтобы я и жир не набрал и работоспособность чтоб не падала». Организм не может крупную порцию калорий распределить, он может из нее использовать столько, сколько ему нужно сейчас, накопить про запас избыточное и устать. Чтобы добыть энергию после этого, если новая еда еще не поступила, телу нужно обратиться к запасам углеводов — к гликогену, животному крахмалу, который аккумулируется в печени и мышцах. Именно за счет гликогена организм поддерживает уровень сахара в крови в отсутствие глюкозы, поступающей извне.
Это наша собственная ответственность — позаботиться о теле, обеспечить ему питательные вещества равномерно, так, чтобы они дали ему энергию и пошли на пользу.
Если у организма есть запасы, накопленные и отложенные им на черный день, нам недостаточно сказать ему, что пора тратить, чтобы организм их тут же начал расходовать. Процесс сжигания жиров, даже в период длительного голодания, когда запасы гликогена истощены, идет медленно и неохотно, организм предпочитает использовать аминокислоты из собственных белков, как субстрат для глюконеогенеза (синтеза молекул глюкозы), а не распаковывать жировые запасы из депо.
Сокращение жировых запасов — неблагоприятный сигнал для тела, как биологического объекта. Жировая ткань это уверенность в завтрашнем дне — ее надо беречь и умножать.
Особенно это справедливо для повторных попыток потерять вес. Если первые попытки могли быть успешными, редукционные диеты или голодовки работали, тело, соглашаясь, что чёрный день настал, начинало что-то тратить, то тратило всё-таки неохотно, неэффективно и не то: активную клеточную массу, а не жир. И при этом замедляло обмен, адаптируясь к условиям пониженного поступления или отсутствия калорий. С каждым разом на отсутствие или резкое снижение количества пищи тело реагирует со все меньшим энтузиазмом, предпочитая резко понизить работоспособность, а не сохранить ее за счет сокращения запасов. После длительного голода тело стремится пополнить истраченное и всегда делает это с запасом, люди, сидевшие на редукционных диетах, часто говорят: «потерянные килограммы вернулись и еще друзей с собой привели».
Что происходит со временем, если телу дать меньше калорий, чем ему нужно для жизни? Вместо сжигания жира мы получаем слабость, желание полежать и потерю работоспособности, которые часто принимаем за лень
С этим сложно смириться, ведь первые разы это работало. Значит, это была правильная и эффективная стратегия — говорим мы, — и снова и снова пытаемся заставить тело терять жир, не давая ему еды. И это больше не получается.
Как же быть? Очень эффективным оказывается не стимулировать тысячелетиями отлаженные механизмы запасения избыточных питательных веществ, а идти против них. Обеспечивать тело питательными веществами равномерно и постоянно, не создавая у него иллюзии, что голод может вот-вот начаться, а, наоборот, поддерживая ощущение, что еда никогда не кончится, а если кончится — начнется новая еда.
На этом принципе построена концепция Selfrebootcamp.