SELFREBOOTCAMP: СРЕДА

Личные истории: Анна Виноградова

«В свои любимые, двухлетней давности, штаны я влезла недавно двумя ногами в одну штанину»
В рубрике #selfrebootcampсреда Анна Виноградова, которой сейчас 48 лет, рассказывает о том, как избавилась от лишних пятидесяти килограммов
Меня зовут Анна, мне 48 лет и с недавнего времени я знаю — чудеса бывают.

Я никогда не была худой. Мои первые 70 кг пришлись на мои лет 11-12 и это уже было лютое ожирение. Школу я заканчивала в весе под 90, во время первой беременности, к 22 годам, я набрала свою сотню, и меньше ста уже не была. После второго ребенка, в 30, я весила уже 115 кг. Я ненавидела себя, не смотрела в зеркало неделями — так было долго, всегда. Я когда-то мечтала похудеть, потом смирилась, стало все равно, как я выгляжу.

Примерно к сорока я стала понимать, что речь идет уже не о привлекательности — о здоровье. К концу 2016 года у меня были регулярные астматические приступы, болели колени, я не могла долго ходить, очень медленно и приставным шагом поднималась и даже спускалась по лестницам. Каждый новый год я давала себе обещание похудеть. Очередной диеты хватало на месяц, потом я не выдерживала — начинала нарушать, срывалась окончательно, чувствовала себя лузером.

В декабре 2016 года я познакомилась с Леной и она пригласила меня в проект. Мне было страшно. Вдруг я не смогу? Вдруг не справлюсь с новым режимом питания. Вдруг на белковую еду у меня не хватит денег?

Я привыкла есть дешевую углеводную еду. Картошка, макароны, хлеб, булки составляли основу рациона. И чай. С сахаром. Литрами. И сладости при возможности (печенье, конфеты, халва, торты). Хорошо, хоть возможность бывала не часто. Я дала себе слово, что восемь недель участия в проекте я выдержу. Потом, если не получится, не понравится, будет голодно, сложно, дорого — тогда брошу. Но восемь недель — на совесть.

Было ли трудно? На удивление, нет. Правда, первые недели три казалось, что я только и делаю, что ем, готовлю, взвешиваю, фотографирую, опять ем и так по кругу. После шести есть не хотелось, еда надоедала, вечером я отдыхала от еды. Ходить было трудно, но я не сдавалась. Стала водить внуков в садик (до начала проекта это делала не я). Сад был далеко, 3 000 шагов в одну сторону. Отвела, забрала — есть норма. В выходные приходилось бродить специально.

Мои дети часто шутят на тему моего режима. О том, как часто я ем днем и о том, что мне «нельзя» есть вечером. Я хихикаю вместе с ними — а чего, правда, смешно же? Но когда я надела и застегнула джинсы своей 24-летней невестки или ушла гулять в куртке 18-летнего сына, которая вдруг оказалась мне впору,
они были под впечатлением. Еще бы — у моих детей в возрасте 10-12 лет не хватало рук, чтобы обнять меня за талию (и какую талию вообще?). А теперь я вполне могу примерить их брюки.

Я училась старательно, слушала и переслушивала митинги, чтобы не упустить чего-то важного. Я и сейчас люблю слушать и переслушивать митинги. В чате поддержка Лены и команды была бесценной. Хотя и мне иногда буквы казались строгими, особенно в кризисе. Но настроение менялось, кризис уходил, знания оставались, жир таял, я была довольна.

Первые 8 недель унесли 12 килограмм. Это было неожиданно, удивительно, чудесно! Уже с десятого дня прекратились астматические приступы. Я стала живее, бодрее, подвижнее.

К лету уже было меньше ста кг. К годовщине моего марафона — 85, это минус сорок килограмм!!! Это меньше, чем в 17 лет))) Это ли не чудо?
Второй год в проекте унес еще десять килограмм. Потом случился откат на почти пять. Быстро так, всего десять дней бесконтрольного пищевого безумия. Если честно, мне стало страшно — терять результаты было слишком жалко. Взяла себя в руки, ужесточила самоконтроль.

Раньше я ела совсем иначе. «Вкусно» было третьим критерием оценки еды. Первыми двумя были «сытно» и «недорого». Про «полезно» речь вообще не шла. Поэтому еда моя состояла преимущественно из углеводов и дешевых овощей. А любимым лакомством были всякие сладкие булки. Питание с довольно большим количеством белка было существенно дороже. Я не привыкла тратить столько на свою еду. Психологически было очень сложно оправдать такой неэкономный рацион, мое экономное внутреннее «я» противилось этому каждой клеточкой подсознания. Я убеждала сама себя, что в данной ситуации белковая еда есть лекарство. Что лечиться сильно дороже, чем есть правильно.

На удивление, я нашла вкусные и правильные продукты себе по карману. Недорогой белковой пищей для меня стали яйца, творог, куриная печень, сердце. Я пересчитала всевозможные продукты в «стоимость одной марафонской порции», узнала много нового. Например, что дорогое куриное филе «на выходе» обходится дешевле дешевых крылышек. Из овощей первое время ела морковь, капусту, свеклу — они доступны в любом сезоне. Мечтаю активнее использовать заморозку и консервацию — они могут сделать питание зимой разнообразнее и дешевле.

Когда с деньгами сложно и появляются мысли «нажарить картошки и не заморачиваться», я вспоминаю, с чего начинала. Как не могла ходить и дышать. Как расстраивалась, утратив возможность делать простые вещи: завязывать шнурки, поднять с пола что-то упавшее, нормально помыть спину, влезть на табуретку, быстро спуститься по лестнице... Вспоминаю, и начинаю смотреть на еду, как на лекарство, от которого зависит не только качество жизни, но и сама жизнь. Я стараюсь СНАЧАЛА обеспечить себя важным, затем все остальное. Удивительно, но полезная еда оказалась практически такой же доступной,
как и вредная.

Самая большая проблема — мое отношение к сладкому. Оно похоже на отношение запойного алкоголика к спиртному — невозможно остановиться. Работает только «не купил — не съел». Сладкого дома не держу, в качестве угощения не принимаю, в гостях усилием воли сразу объявляю: «конфет мне нельзя, вообще, ни одной». После такого заявления приходится соответствовать.

Сейчас я вешу в пределах 75-77 килограмм, стремлюсь к 70 и уверена, что это получится. Я ношу штаны какого-то безумно маленького размера, а в свои любимые, двухлетней давности, влезла недавно двумя ногами в одну штанину. Я каждый год начинала худеть с Нового года. И только два последних не начинаю — продолжаю. Новый 2017 год стал для меня рубежом, вехой, новой точкой отсчета. Лена и сегодня называет меня «новогодним чудом». Я думаю, что такого не бывает на самом деле. Мне безумно повезло, просто как в сказке.